региональная политика власти и проблемы россии:

Политика порока, обусловленная социально-политической системой, правит балом. Рынок в России победоносно шествует, оттачивая инстинкты тьмы и не давая возможности возвышать рассудок до разумности, душу -до справедливости. Может ли правительство выступить спусковым механизмом который обуздает в интересах народа “высшие сословия”бизнес элиты ориентированные на роскошь и праздные забавы. Нет. Учитывая моральный облик нашего правительства, нашей элиты это невозможно. Ибо само государство устроено так, что оно не может дать форму социально-политического и нравственного устройства государства в интересах народа. Автор статьи Алексей Корниенко неоднократно подымал в СМИ проблемные вопросы функционирования институтов государства. И этот материал, предоставленный журналу «оппонент» лишний раз подтверждает имеющиеся издержки в управленческом механизме России.

Сколько бы не ёрничали политики либерального толка об СССР, однако позитивным опытом прошлого непременно следует руководствоваться. Напомню, что региональная политика в Советском Союзе строилась на принципах равноправия, самодостаточности и взаимопомощи. Развитие регионов велось в рамках равной бюджетной обеспеченности граждан. Соблюдался паритет в развитии промышленности и сельского хозяйства. Налогообложение носило стимулирующий характер. Регионы были заинтересованы развивать экономику и социальную сферу. Оплата труда специалистов в регионах была равной. Цены и тарифы не различались на всём пространстве СССР. Практика территориально-производственных комплексов позволяла с наименьшими затратами и в сравнительно короткие сроки осваивать новые территории.

А что сегодня? В настоящее время региональная политика не отличается взвешенностью и последовательностью. Существующие проблемы обусловлены как отсутствием надлежащей ответственности должностных лиц региональной власти за недостижение показателей развития субъекта федерации, так и действиями федеральных властей по отношению к регионам.

Субъекты Российской Федерации реализуют сложный набор полномочий, предусмотренных федеральным законодательством и постоянно и хаотически пополняемый.

Обратимся к статье 26.3 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», которая содержит перечень полномочий по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, осуществляемых регионами самостоятельно за счет своих средств (за исключением субвенций из федерального бюджета), за последние 15 лет было добавлено более 50 новых полномочий.

Между тем, по подсчетам Министерства юстиции Российской Федерации, субъекты РФ выполняют дополнительно к данному перечню еще более двухсот полномочий, предусмотренных другими федеральными законами, указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ. Таким образом, правило статьи 184-го федерального закона о необходимости внесения в его текст всех новых полномочий регионов по предметам совместного ведения, не работает.

Помимо этого, многократно выросло и количество переданных на осуществление субъектам РФ федеральных полномочий. Сейчас их более ста. При этом не все из них надлежащим образом оценены и финансово обеспечены.

Данной ситуации способствует несовершенство процедуры принятия федеральных законов по предметам совместного ведения.

Представители региональных властей повсеместно сообщают об отсутствии учета их мнения при принятии данных законов, а иногда просто о невозможности его выразить. Например, в Государственной Думе периодически возникают ситуации, когда во втором чтении поправками концептуально меняется текст законопроекта, добавляются не согласованные с субъектами РФ нормы, возлагающие на них новые расходные полномочия или провоцирующие снижение их бюджетной обеспеченности.

Понятно что необходимо исключить данные ситуации или путем возврата таких законопроектов к процедуре первого чтения, или путем направления таблиц поправок субъектам РФ для получения и учета их мнения по данному вопросу. Помимо этого, необходимо скорректировать правило о том, что мнение субъекта РФ считается не выраженным, если его законодательный и исполнительной орган разошлись в оценках законопроекта. Следует учитывать все позиции по законопроекту, направленные региональными органами власти в Государственную Думу, даже если они расходятся.

В любом случае, ни на стадии первого, ни на стадии второго чтения не должны приниматься законопроекты без экспертизы их влияния на бюджетную обеспеченность регионов и без проработки источников финансирования новых обязательств или выпадающих доходов регионов.

К сожалению, сложившаяся практика демонстрирует обратное, что привело к накоплению государственного долга регионов. На 1 января 2018 года он составляет 2 триллиона 315,4 млрд рублей. За последние 10 лет объем госдолга регионов вырос в 10 раз.

Как следствие, большинство региональных бюджетов являются дефицитными. Начиная с 2008 года, расходы консолидированных бюджетов превышают доходы. И хотя Минфин России отчитался о снижении числа дефицитных бюджетов (47 в 2017 году – против 56 в 2016 году), данная тенденция не представляется устойчивой. Госдолг регионов снизился в 2017 году всего на 37,8 млрд рублей и по-прежнему остается очень большим.

Очевидно, что обеспечить наполняемость бюджетов субъектов Российской Федерации невозможно без инвестиций в экономическое развитие. Однако, в структуре региональных расходов присутствует негативная тенденция роста трат на выполнение социальных обязательств – более 50-60 процентов в общих расходах. Нередко их объем превышает объективные возможности региональных бюджетов.

В результате идет накопление неисполненных социальных полномочий. Яркий пример — обеспечение жильём детей-сирот. Многотысячные очереди растянулись на десятилетия, а финансирование остается скудным. Регионам просто неоткуда взять 100 млрд. на решение данной проблемы. Безусловно это позор.

Наибольшую «социальную» нагрузку на бюджеты несут регионы, находящиеся в особых климатических условиях Севера и Дальнего Востока. Например, в 2017 году только на компенсацию проезда северян к месту проведения отпуска потрачено почти 10 млрд. рублей.

С января 2018 года тяжелым грузом на бюджеты легла выплата МРОТ с учетом районных коэффициентов и процентных надбавок, в соответствии с Постановлением Конституционного Суда. С 1 мая – МРОТ приравнен к прожиточному минимуму, который в северных регионах существенно выше среднероссийского. Это необходимые и важные для граждан решения, однако их финансовое обеспечение системно не продумано.

Субъекты федерации вынуждены изыскивать возможности для сокращения расходов, причем не всегда правовые. Например, в ряде дальневосточных регионов в течение нескольких лет намеренно занижается величина прожиточного минимума пенсионера с целью уменьшить объем доплат из бюджета к пенсии до данного показателя.

На фоне сказанного, мы видим серьезное противоречие между заявленной целью опережающего развития Дальнего Востока и реальной ситуацией, в которой регионы пытаются найти средства на социальную составляющую и снизить недовольство населения, которое, впрочем, выражается пока довольно мирно – люди просто уезжают с Дальнего Востока или при тотальном использовании административного и иного ресурса не голосуют за партию власти.

Отсутствие учета региональных особенностей мы видим и в инициативе о повышении пенсионного возраста. Так, в регионах Дальнего Востока средняя продолжительность жизни мужчин ниже 65 лет, и повышение выхода на пенсию здесь до этого возраста выглядит абсурдным. Причем данная статистика справедлива и для южных районов Приморского, Хабаровского краев, Амурской области, Еврейской автономной области, не относящихся к районам Крайнего Севера, а значит, досрочно на пенсию их жители выйти не смогут.

Таким образом, насущным вопросом региональной политики является:

— инвентаризация федерального законодательства на предмет закрепленных в нем полномочий субъектов Российской Федерации, приведение их в стройную систему в едином федеральном законе с определением их стоимости и источников финансирования, в том числе в отношении уже накопленных неисполненных обязательств;

— совершенствование порядка принятия законов по предметам совместного ведения с целью более полного учета мнения субъектов Российской Федерации и предотвращения принятия негативно сказывающихся на их бюджетах норм без определения источников их финансирования;

— понижение нагрузки на региональные бюджеты по исполнению социальных обязательств, в том числе обусловленных районным регулированием в регионах Севера и Дальнего Востока, с целью создания условий для инвестирования в экономический рост.

Реализуя данные предложения и применяя советский опыт, будет возможно остановить, наконец, обнищание регионов, выровнять и повысить уровень жизни населения в разных частях страны, предотвратить дальнейшее перетекание трудовых ресурсов в столичные центры. Это наша первостепенная задача.

А.Корниенко

Запись опубликована в рубрике регионы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *