россия — кавказ – киргизия – тянь-шань растут духовные связи! 

Известно в нынешнее время у маленькой Киргизии статус независимой  самостоятельной республики территориально она несравненно меньше республик Средней Азии – Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и других соседей по региону. 

Однако, талантами Всевышний Киргизию не обидел, стоит назвать имя писателя Чингиза Айтматова, как несколько живущих разных по возрасту поколений с удовольствием вспомнит талантливого и плодовитого автора повестей, рассказов и романов экранизаций фильмов. 

«Тополек мой в красной косынке», «Прощай Гульсары», «Первый учитель» знаменитый роман «Плаха» за которым гонялись книгочеи Советского Союза. 

В сущности роман «Плаха» – пост-перестроечная эпоха, был неожиданным – для советской публики он нёс печать скандального явления и был для тех времен непривычно откровенным – в романе раскрывалась судьба поколения наркоманов – весь трагизм этой социальной прослойки. 

Но в сути повествования не творчество Чингиза Айтматова – в переводе с тюркского он фамильно «рассказчик многоталантливый», а влияния его как личности на формирование духовной Базы Советского Союза вместе с нашим земляком Кайсыном Кулиевым – внесшим в поэтическую и музыкальную культуру огромный вклад. В творчестве Аллы Пугачевой десяток песен на стихи Кайсына Кулиева.  Кайсынувековечен и в камне. На родине Кулиева в Чегеме ошеломляющая по масштабам композиция из шлифованных трехметровых плит протянувшихся на 300 метров с условным названием «100 шагов к Кайсыну. 

На всей этой длине и высоте высечены стихи поэта – про любовь, про жизнь, героизм, страдания народа, любовь к женщине. 

Обозначив судьбы обоих знаменитых личностей, недавнего прошлого, добавлю немного – Кайсын Кулиев и Чингиз Айтматов были большие друзья и в личной жизни и в творчестве. Разницу в возрасте легко посчитать, Кайсын родился в 1917 году, Чингиз в 1928 году. Один из них воевал, младший был участником Трудового фронта. После распада СССР Чингиз Айтматов был провозглашен национальным героем Киргизии, но был удален из «панкратиона» борьбы за власть. До конца жизни являлся послом Киргизии во Франции. Казалось бы, живи на мировом курорте в Ницце – твори, выдумывай, наслаждайся жизнью! Но… Айтматов удаленный от своего народа – питательной среды его творчества считал Париж, Ниццу – лукавой ссылкой и оскорблением…  Вот такая судьба у гения литературы. Он был известен своим творчеством широкой литературной публике всей Планеты. 

Вводная часть от моего заголовка оказалась длинноватой, хотя я подумал иначе нельзя, т.к. к обозначенным знаковым личностям подходить надо аккуратно. 

А фабула моего повествования вот в чем. 

В прошлом, 2017 году Россия и КБР отмечали, да и весь мир 100 лет со дня рождения Кайсына Кулиева. На его юбилей народу уж понаехало тьма! Большая половина гостей были масса красивых женщин из Европы, Азии, Ближнего и Среднего Востока. Невероятной длины столы ломились от щедрого угощения.  

Без прикрас – было очевидно Кайсына любили и любят по сей день. Несмотря на то, что его давно нет среди нас! В дни празднования его столетия около полусотни туристов, альпинистов гималайцев ОльмезоваАккаева, Хаджиева, сквозь пургу, туманы, снега, добрались к вершине Кайсына Кулиева установив, там юбилейные знаки, его портрет со звонкими строками его стихов – «Мир и радость вам, живущие!» 

В эти дни от середины ноября пришло известие – просьба от Минкульта Киргизии найти безымянную вершину на Кавказе и назвать её именем Чингиза Айтматова. Мол, мы союзная теперь республика в Евразесе. Это усилит наши – по Путину В.В. – духовные скрепы между нашими народами. Да, кстати, двое наших альпинистских гида уже вылетели из Бишкека и скоро приземляться в Минеральных Водах, встречайте! Ну и что же шок, да и только! Братья из Киргизии летят издалека, высоко и вовсе не видят, что наш регион от Богучар – Ростова, Нальчика и т.д. покрыт плотным туманом и студеные ветра зашвыривают холодные дожди в самые укромные места, куда еще не дотянулись «руки» поздней осени.  Наша Федерация Альпинизма и туризма КБР совершенно опешила! Район Северного Кавказа по случаю нагрянувшего фронта холода закрыт – неопределенно! Но, не зная этого, гости заселились в гостиницу с утра. А после обеда 16 ноября двое киргизских альпинистских гида – молодых, резвых, шикарно оснащенных на гималайский манер как альпинисты, плюс навигаторы всепогодные, спутниковые телефоны и прочие прибамбасы и заночевав в глухом горном селе Карасу на попечении главы администрации села Сафара Мечиева. Купаясь, что называется в теплом гостеприимстве, с раннего утра, по-темному, двумя машинами выдвинулись на начало маршрута с восьмикилометровым подходом, который укрыт надолго плотным холодным туманом, до самой Безымянной вершины. Где она и куда идти, отмечает холодный блеск навигатора JPS и ГЛОНАСС. К полудню вершина обретен свое имя на вечные времена – «Чингиз Айтматов» 3325 метров Скалистый хребет Кавказа в горном массиве Иткая. Густой  и плотный туман нагоняет в душу беспомощность, а неуверенность в движениях вообще пугает. 

Киргизские коллеги Миша и Сергей молчаливы и сосредоточены ровно половина группы восхождения. Кабардино-Балкарию представляют Борис Гумаев – Вице-президент ФАССТ,  кмс по горному туризму, мне выпала участь руководителя всей группы знающего район восхождения в деталях.  

Но это не спасло маршрут восхождения от замены северную его часть на юго-западную. Ближе к полуночи на ночевке в Карасу стало известно – с нами не пойдут егеря от заказника, их отрядили на поиск браконьеров.  

А на нашем северном направлении в лесной зоне давно проживает медвежье хозяйство, которое нагло тащит от окраин села разную скотину к себе, в чащу леса, на прокорм. От такого медвежьего беспредела, раздражение  у всего села закипает ой как! Облавы следуют одна за другой, но медведи прописку не меняют, стихают в набегах на время. Встречи с косолапыми нами не планировались, что очень опасно для жизни.  

Перед сном маршрут стал юго-западным. С новой установкой на утро, вся группа полезла в спальники. 

Машины уже были не нужны, мы стояли в начале маршрута покрытого плотным непроходимым туманом. На северном направлении было также беспросветно, как и здесь на его юго-западной стороне. Место нашего старта называлось Усхур – очевидно место древнего расселения горцев-балкарцев. По ходу движения, в туманах появляются разрушенные башни, крепости, части домов и целых усадеб. Останки древнего мира перемежаются скульптурными композициями из выветренных и разрушенных скал.  Мелкая сыпуха в череде со стелющейся растительностью. Набор высоты в пределах полутора километров. А время? Около часу дня – это не главное. В разрывах облаков, вершина совсем рядом, манит и притягивает и прибавляет сил.  

К обеденному часу больше разрывов в густой облачности. На несколько минут открываются все пространство Кавказских гор. Картины открываются на мгновения своей неповторимостью и моментальной трансформацией образов и цвета. А, в общем, восхищает – под ногами море молочного тумана. Море, прибившееся и прильнувшее к хребту, массивам и скалам, которое почти неподвижно и сквозь пелену этого молочного тумана проступают островки земли разных форм и образований. А над нашими головами глубокая, бездонная синева небес. И ниоткуда появляется во всем уставшем теле вибрации восторга; тело ничего не весит и ты, скорее птица – не человек, парящая в открывшейся дали. К моменту выхода на самый верх вершины, туманы куда-то ушли и рассеялись. Стало возможным собрать крупные обломки скал, сложить тур вложить записку о первопрохождении вершины. h-3325 метров – высотометр так показал. Вершина назвалась именем писателя, государственного деятеля, национального героя Киргизии Чингиза Айтматова. Но вновь наползает густая молочная сырая масса. Плотно занавешивая все великолепную картину осенних гор родного Кавказа.  

Теперь же надо собрать немало крупных плоских камней, уложить рядом, у основания тура, забетонировать в этих камнях плиту посвящения Чингизу Айтматову его девяностолетию. Эту работу берут на себя Сергей и Миша. Но прежде, от установленного тура с запиской непременно отзвонились по спутнику – время 13.30 – вершина покорена. Сообщение ушло разом в Киргизию и Федерацию альпинизма и туризма  КБР Мухтару Боттаеву. Ребята остаются на вершине, превращаясь в каменщиков-бетонщиков. Борис и я тропим обратный путь, поспешая, туман не так страшен — подход к вершине ставили маячки 3-4 камня пирамидой, легче было ориентироваться и все-таки домой и вниз, вниз! К 16 часам мы появились в Верхнем Усхуре, а через полчаса сидели в коше у пастуха, он вовсю кочегарил буржуйку, вместе пили чай с шиповником, млели от обильного тепла, но с нарастающей тревогой поджидали киргизских друзей. Шел пятый час по возвращению, но ни звонка, ни звуковых сигналов, ни отсвета мощных фонарей наших коллег. Резонанс тревоги охватил всех – Киргизию, Нальчик, глухое горное село Карасу, у главы села Сафара заметно подрагивал голос. – Николай, где они, как думаешь? Затих и посерьезнел беспечный хозяин уютного коша, пастух. Гнетущая тишина и в вместе с ней тревога сковали и тело и сердце. Мы зачастили выходить из теплого домика пастуха и молча вглядывались в плотные холодные туманы. Внезапно, снизу, примчался глава села Сафар, казалось, он летел на своем внедорожнике сквозь туманы и жутко закрученное бездорожье гор. Остановившись на секунду хрипло и взволнованно спросил: — Нет ребят?! – Нет! Звучало мрачно в ответ. И снова глава рванул вверх, в черноту тумана. Следом на своей «Ниве» за Сафаром, помчался на своей «Ниве», Борис. Оба исчезли во мгле ночи, не оставив даже бликов от фар. Туман всё жадно поглотил. 

Безнадега овладела нами! Ни звонков от «спутника» киргизцев, ни световых бликов. Но спустя час времени верха туманов посветлели, появились два устойчивых световых пятна. Они быстро приближались, один за другим. И вот… визг тормозов. Наши киргизские герои целехонькие сидели порознь на задних сидениях машин. Усталость на их лицах читалась даже в полутьме авто. Теперь, мы полным составом восходителей рванули вниз, в село. Одинокий пастух Усхура бежал за нами вслед и кричал что-то хорошее, голос его звенел радостью и сочувствием. Сафар, переполненый счастьем завершившегося горного сафари несясь вниз, по дороге просто куражился и чудил. Казалось вот-вот мы где-нибудь, сорвемся в пропасть! Но и здесь пойманная за «хвост» удача нас не оставляла. До села каких-нибудь пять км. На этом коротком отрезке киргизские мастера раскрылись – с вершины спускались от трех пополудни. Быстро вышли в горизонт, а пересекая кулуары путались часто, да и устали предельно. Все-таки 8 км топать, о связи как-то не думали, знали – ждем. Все внимание на фонари и дорогу! Времени было половина восьмого, к нашему приезду в кабинете главы села был накрыт прощальный стол стараньями завклубом  Аскербия. Он не уставал, хлопотал, подносил, расставлял. Мы объелись хычинами, жареной горячей картошкой с мясом яка, запивали угощение айраном и соком смородины, дурачились; веселье было искренним, братским. Все наперебой, орали, всяческие приятые тосты. Киргизские молодцы всё твердили – мы все это запомним надолго. Спасибо всем кто нас встретил, кто с ними был в эти трудные часы и минуты! 

Вскоре мы погрузились в «Ниву» Бориса, а Сафар и Аскербий крепко нас тискали и обнимали, кричали «ахши жолга»! Счастливой дороги! И под поговорку Сафара – Как красива спина уходящего гостя! Помчались вниз, скоро подминая колесами остаток нашего нелегкого пути. 

P.S. Около полуночи по МСК в маленькой далекой союзной  Киргизии стало известно – В России, на Кавказе, на скалистом хребте, в массиве Иткая названа Безымянная вершина именем национального героя Киргизии Чингиза Айтматова – писателя и философа. Близкого друга Кайсына Кулиева, имя которого утвердилось в прошлом 2017 г. в честь 100-летия поэта, известного всему миру. Кайсын и Чингиз оба утвердились на Скалистом хребте. Один у себя на Родине, в Чегемском ущелье, другой встал рядом на вершине, в Безенгийском ущелье. Киргизия ликовала! 

Вот имена восходителей: 

Михаил Данечкин – мастер спорта по альпинизму,

Сергей Селиверстов – мастер международного класса по альпинизму – оба горные  гиды.

Борис Гумаев КБР – Кандидат в мастера спорта  по  горному туризму, 

Руководитель группы восхождения Николай Самохвалов – инструктор 

горного туризма – альпинист.

Н.Самохвалов

Запись опубликована в рубрике регионы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *