всякий государственный переворот — угроза территориальной целостности страны

 

То что руками России на Украине, выражаясь любимым языком либерал-рыночников, был сформирован антироссийский продукт для меня аксиома. Вначале мягко, а затем уверено по наростающей к этому приложил руку и запад. Ну да ладно. Ведь действительно сегодня, с одной стороны, Украина актуальная тема, а с другой — в сложной экономической обстановке выгодна для власти. Внутренние проблемы, во-многом, выведены за скобки. Сейчас как-то не до них. Но сейчас речь не об этом. Известно что западным сообществом практически все связанное с ДНР, ЛНР сведено к пропагандистским уловкам, вращающимся вокруг пропорции двух фундаментальных международных положений, а именно территориальная целостность государства и право народов на самоопределение. В ходе дискуссий по этой проблеме Россия справедливо приводит в пример Сербию, ссылаясь на поднадоевший прием о двойных и прочих стандартах запада. При этом Кремль оперирует категориями гуманизма, отсылкам к формальной логике, незыблемости территориальной целостности Украины. Впрочем, все что хочет власть сказать народу, иногда, в витиеватом, иногда в прямом, а иногда в концентрированном виде можно услышать на соловьевских вечерах. Как и подобает ток-шоу, приходится созерцать, зачастую, одних и тех же глашатаев и «смотрящего» от ГД (правого, левого неважно) поднадоевшего Железняка, сенатора Тарло с либералом телеведущим. Этакий либерально-патриотический капустник. Все следует в рамках заданного жанра с предсказуемым результатом. Как правило обсуждения сводятся к пустым треволнениям, необузданным эмоциональным всплескам. Конечно, смотрится захватывающе, увлекательно. Выстраиваются баррикады и пуляют друг в друга повторяющиеся изо дня в день словесные снаряды одного и того же калибра. Выступающая Захарова от МИДа в том же амплуа. В соловьевских перебранках просматривается стоячесть мысли, привязанность воззрений к московско-питерским штатным интеллектуал -экспертам, вчерашним демократам (неважно какого курса), а сегодня знатным патриотам.

А между тем, как мне представляется, в целях противодействия пропагандистским уловкам запада, направленность ума в полемике следовало бы развернуть в международно-правовую плоскость, раз уж власть уповает на нормы права, территориальную целостность Украины. Пора прекратить игру в поддавки и перестать называть белое чёрным. Какая территориальная целостность, она уже порушена самим фактом присоединения Крыма.

Революции, государственные перевороты, геополитические разломы исключают нормы международного права, не терпят конституций так как приостанавливается действие конституционно-правовых процессов. Тем не менее, возникает мысль, а почему тогда «любители» права сторонятся этого юридического инструментария? У зрителей складывается впечатление в полном бессилии юридических инструментов . Почему бы не пробить дорогу логичному критерию, исключающем двусмысленное толкование соотношения принципов территориальная целостность государства и право народов на самоопределение. Безусловно эти принципы страдают известной противоречивостью, дающих возможность международным субъектам в зависимости от каждого конкретного случая толковать их в свою пользу.

И так. Территориальная целостность необходимый атрибут исключающий хаос в мироустройстве. Однако могущество законов времени сильнее санкционированной воли государства, закрепивших территориальную целостность. Меняется карта мира. Поруганы Хельсинкские соглашения (СССР, ФРГ, ГДР, Чехословакия, Югославия…) В мире, на территории Европы за последних три десятилетия возникли десятки новых государств. Мировой опыт свидетельствует что всякая революция ведет к переформатированию конституционного пространства страны. Это имело место и в США, СССР, Югославии, Греции («черные полковники»)… Но почему-то тогда высшее политическое руководство страны, Лавров в едином порыве с западом декларировали незыблемость территориальной целостности Украины. В периоды политического вихря, вооруженного конфликта лозунг единства Украины, звучащий из уст нашей властно-политической элиты — есть уступка тем кто ведет борьбу с русскими проживающими веками на Юго-Востоке.

Сегодня в мире все более и более слышен голос народов требующих своего самоопределения. Известно что самоопределение может быть в двух случаях:

а) вследствие, например, сокрушительного народного воздействия или мощного внешнеполитического давления центральное правительство дает согласие на проведение референдума. Свежий пример Шотландия. Но Донбасс не вписывается в эту юридическую плоскость. Киев и запад не дал бы согласие на проведение референдума;

б) утрата легитимности федеральной или унитарной власти государства вследствие поражения в войне, революции, государственного переворота. Так было, например, в результате поражения в первой и второй мировых войн Германии. Это имело место в СССР, как впрочем и России. Вспомним 30 декабря 1922 года был подписан Союзный договор. Или Россия, после 1993 года перезагрузившая конституционно-правововое пространство, через расширение прав административных областей до уровня субъектов федерации, заключившая договоры с автономиями Башкиртостана, Татарстана…

Центральная украинская власть не устает утверждать о «революции достоинства». Но всякая революция, или государственный переворот, кому как нравится, исключительно всегда приостанавливает конституционно-правововые процессы, а стало быть прерываются и все его локальные части. Так как власть Януковича утратила легитимность вследствие революции, переворота новая власть вынуждена не только добиваться признания но и переформатировать конституционно-правововой процесс. А так как старый общественный договор сметен, новый режим обязан заключить новый общественный договор. Иными словами, пользуясь известным термином, юридически перезагрузить государство. Стало быть территории, области на Украине входят в вынужденную ситуацию самоопределения. При этом инструментом здесь может быть либо сила, либо компромисс через политический диалог. Следовательно, «революционная власть», возглавляемая еще до выборов путчистами, желающая отстоять территориальную целостность Украины была обязана незамедлительно вступить в политический диалог со всеми заинтересованными политическими силами всех областей Украины, с целью объединения для переформатирования конституционно-правового пространства в рамках которого максимально учесть интересы регионов. А что произошло всем известно. Изменение в законе о языках, радикальный поворот к национализму…породили общественную патологию. О каком сепаратизме может идти речь? Поскольку старый общественный договор уничтожен, а нового нет, то всякие суждения о сепаратизме не имели под собой никакой юридической почвы. Поэтому Киев выбрал путь насильственного объединения Юго-востока Украины с прозападной Украиной. Но это тупиковый путь.

Леонид Коновалов кандидат юридических наук

Запись опубликована в рубрике политика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *