из мыслей достоевского

 

Сегодня повсюду обсуждается необходимость ИДЕИ,  объединяющей страну, всех нас. Проявляются противоположные мнения — что важнее: государство или человек? Какова она - Мечта, ради которой необходимы жертвы?. (без жертв: «расскажите Христу») Или можно без жертв? Совместимы ли «холодильники» с высотой духа? И что есть «счастье и благополучие» для русского человека? 
Если раскрытие всех его способностей, - то для чего?..
Мы ее еще не нашли, мы «кипим» поиском, уверенные, что еще не нашли.: что оставить от СССР, идя в Будущее?
Чтобы лучше узнать СЕБЯ, или вспомнить — КТО МЫ, обратимся к трудам того, кто всем сердцем «переболевал» РУССКИЕ СМЫСЛЫ, и выражал их во всем своем творчестве... Как он видит РУССКОГО человека и в чем его ПРИЗВАНИЕ?..
                                                                                                               НИНА ЯХОНТОВА 




«ВОЗБЛАГОДАРИМ ЖЕ ПРОВЕДЕНИЕ ЗА ЧЕСТЬ ПРИНАДЛЕЖАТЬ  НАРОДУ РУССКОМУ»




«...все понятия нравственные и цели русских — выше европейского мира. У нас больше непосредственной и благородной веры в добро как в христианство, а не как в буржуазное разрешение задачи о комфорте.
      Всему миру готовится великое обновление через русскую мысль (которая плотно спаяна с православием, Вы правы), и это совершится в какое-нибудь столетие — вот моя страстная вера. Но чтоб это великое дело совершилось, надобно чтоб политическое право и первенство великорусского племени над всем славянским миром совершилось окончательно и уже бесспорно. (А наши-то либералишки проповедуют распадение России на союзные штаты!..).»
                                                                                            (А.Н.Майкову, Женева,1868)

«…Величайшее из величайших назначений уже сознанных Русскими в своем будущем,есть назначение общечеловеческое, есть общеслужение человечеству, — не России только, не общеславянству только, но всечеловечеству. Подумайте, и вы согласитесь, что Славянофилы признавали то же самое, — вот почему и звали нас быть строже, тверже и ответственнее русскими, — именно понимая, что всечеловечность есть главнейшая личная черта и назначение русского. Впрочем, все это требует еще многого разъяснения: уж одно то, что служение общечеловеческой идее и легкомысленное шатание по Европе, добровольно и брюзгливо покинув отечество, суть две вещи обратно противуположные, а их до сих пор еще смешивают.»

(«Дневник писателя», 1976)

«Русский народ не любит гоняться за внешностью: он больше всего ценит дух, мысль, суть дела.»

(«Два лагеря теоретиков», 1862)

«Такой высокий организм, как Россия, должен сиять и огромным духовным значением… Одной материальной выгодой, одним «хлебом» — такой высокий организм, как Россия, не может удовлетвориться. И это не идеал и не фразы: ответ на то — весь русский народ и все движение его в этом году… Такой народ не может внушать опасения за порядок, это не народ беспорядка, а народ твердого воззрения и уже ничем непоколебимых правил, народ — любитель жертв и ищущий правды и знающий, где она, народ кроткий, но сильный, честный и чистый сердцем, как один из высоких идеалов его — богатырь Илья Муромец, чтимый им за святого. Сердце хранителя такого народа должно радоваться на такой народ, — и оно радуется, и народ про это знает.»

(«Дневник писателя», 1876)

«Высшая и самая резкая характеристическая черта нашего народа — это чувство справедливости и жажда ее…»

(«Записки из Мертвого дома», 1861-1862)

«В смущении и страхе перед тем, что мы так далеко отстали от Европы в умственном и научном развитии, мы забыли, что сами в глубине и задачах русского духа, заключаем в себе, как русские, способность, может быть, принести новый свет миру, при условии самобытности нашего развития. Мы забыли, в восторге от собственного унижения нашего, непреложнейший закон исторический, состоящий в том, что без подобного высокомерия о собственном мировом значении, как нации, никогда мы не можем быть великою нациею и оставить по себе хоть что-нибудь самобытное для пользы всего человечества. Мы забыли, что все великие нации тем и проявили свои великие силы, что были так «высокомерны» в своем самомнении и тем-то именно и пригодились миру, тем-то и внесли в него, каждая, хоть один луч света, что оставались сами, гордо и неуклонно, всегда и высокомерно самостоятельными.»

(Александру Александровичу Романову (наследнику), 1873)

 

Запись опубликована в рубрике позиция. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *