страха ради иудейска – страха ради татарска

 

Вновь о судьбе Храма-памятника православным воинам, павшим при взятии Казани

Один из важнейших для Руси праздников – Покров Пресвятой Богородицы мы празднуем 14 октября всем Русским Миром. Но октябрь месяц для Казанского края имеет особое значение – и историческое, и сакральное.
Так, после Покрова уже 17 октября вся наша церковь празднует Собор Казанских святых. Всего их семдесят – двадцать два, живших здесь и прославленных до XX века, и сорок восемь, замученных при советской власти. Среди святых, в земле Казанской просиявших, святители Казанские Гурий, Герман, и Варсонофий российские чудотворцы, а ещё – благословивший из застенков русский народ на борьбу с иноземцами-завоевателями в Смутное время, великий пример несгибаемости перед злым, но лукавым и льстивым врагом, патриарх Гермоген…
А в канун праздника Покрова пресвятой Богородицы ещё в XVI веке после присоединения Казанского ханства к Руси установлено поминать всех православных воинов, погибших при взятии Казани. Это так называемая Покровская родительская суббота, в нынешнем году она пришлась на 12 октября.
В день 15 октября страна отмечает рождение великого русского поэта и прозаика Михаила Юрьевича Лермонтова. А по церковному календарю – это день памяти праведного воина Фёдора Ушакова (адмирала), священномученика Киприана, мучеников Иустины и Феоктиста, блаженного Андрея Христа ради юродивого (того самого, которому и было явление Покрова Богородицы), благоверной княгини Анны Кашинской и других святых. Но мало кто, если взять всю Россию, помнит 15 октября как день завершения осады Казани в 1552 году победой войск Ивана Грозного и начала присоединения поверженного Казанского ханства к Руси. Но, зато, значительная часть татар помнят этот день как утрату государственности татарского народа, как потерю, как проигрыш, и память эта живёт и культивируется в татарской части наших граждан и даже за пределами страны уже пол тысячелетия, и отмечают они его как День Памяти татарского народа.
Но в Казани есть и символ русского православного присутствия здесь, символ ПАМЯТИ русского народа о тяжёлых временах набегов и грабежей, угонов в рабство и о почти чудесном окончании этих времён в октябре 1552 года. Ведь этот далёкий октябрь дал начало расцвету Новой России, умножению не только её территорий, но процветания, славы, могущества и союза разных народов с русским народом. Символ этот – Храм-памятник православным воинам, павшим при взятии Казани. Формально – действующая церковь Нерукотворного образа Спасителя. Фактически – одиноко и уныло стоящая сейчас на семи ветрах посреди вод речки Казанки постройка в самом центре города Казани, почти заброшенная местными властями и посещаемая случайными рыбаками, бомжами и вандалами, и крайне редко – прихожанами и священством. Зимой – из-за холода, летом – из-за подтопления подступов к ней.
Эта уникальная церковь, возведённая в первой половине XIX в внесена ещё 30 октября 1960 г. Постановлением Совета Министров РСФСР N 1327 в «Список памятников архитектуры, подлежащих охране как памятники государственного значения» и по сей день является федеральным памятником, охраняемым государством! Но ни федералы, ни региональная местная власть, несмотря на всё усиливающееся внимание общества к этому святому месту, работы по завершению реставрации и обустройства окружающей территории толком организовать и завершить никак не могут. И написано об этом объекте и ситуации вокруг него за последние два десятилетия бесконечное множество текстов: как самых разных публицистических, эмоциональных; чиновничьих, служебных; так и основательных объективно научных статей и докладов. И «окончательных» сроков завершения работ за это время назначено-переназначено множество, да уже и глава региона Рустам Минниханов лично выходил на объект со всей своей свитой 27 мая прошлого года в день праздника Троицы. Обещал всё тут сделать. А дело – так всё равно и стоит. Почему? В Евангелии от Иоанна, гл. 19, ст. 38 феномен опаски открытого почитания Христа «страха ради иудейська» вполне показательно описан. И здесь – то же самое. Ведь и нынешняя региональная власть всегда в определённых ситуациях действует с оглядкой на радикальных национал-сепаратистов. Да и федералам низшего и среднего звена часто банально лень ввязываться в неудобные для них дела в регионе. Так и идёт процесс «реставрации и обустройства» этой русской православной святыни в Татарии – не шатко не валко, а информация может в течение года меняться как положение размашистого маятника – то бесконечно воодушевлять решительными переменами к возрождению, то нести беспросветную безнадёгу.
Имеются и многочисленные свидетельства двойных стандартов региональной власти Татарии. Власть эта явно избирательна в отношении к памяти о здешних событиях XVI в. в архитектурном выражении. Самый, пожалуй, яркий пример – мечеть Кул Шариф, как бы демонстративно водружённая в центре Казанского кремля и ландшафтно доминирующая над его ансамблем со всех городских видов. Это строение появилось на рубеже XX и XXI веков по инициативе и под непосредственным патронажем первого президента Республики Татарстан Минтимера Шаймиева. Сам-то кремль – памятник русского национального архитектурного зодчества построили после взятия Казани Постник Яковлев и Иван Ширяй, кстати – создатели одного из главных символов России – Храма Василия блаженного, что на красной площади в Москве. Поэтому много минаретная 58-метровая мечеть свежей постройки, считающаяся одной из самых больших в Европе, конечно – определённая реакция «в пику», как и демонстративно размещённый в новейшие времена татарского возрождения на шпиле русской сторожевой башни в том же Казанском кремле позолоченный полумесяц. Не напрасно и название мечети, ведь исламский деятель имам Кул Шариф – одна из главных символических фигур вооружённого сопротивления «русским захватчикам», он погиб в сражении во время боёв при взятии Казани. Лишне говорить о том, как воспевают личность имама-героя и огромный архитектурный исламский символ его имени, расположенный в центре русского Казанского кремля, все заинтересованные в поддержании своеобразной протестной памяти, а их, как можно понять, не мало.
При этом в Казанском кремле в процессе современного «татарского возрождения» довершено почти полное уничтожение Спасо-преображенского монастыря с его кладбищем, где находились места обретения мощей святителей Казанских Гурия и Варсонофия., могилы других казанских святых, старцев, монастырской братии.
А, вот, Храм-памятник павшим православным воинам и курган-захоронение, на котором он установлен – каким-то чудом стоят до сих пор, несмотря на многократные призывы радикальных татарских националистов и их организаций о сносе, несмотря на физические попытки осквернить и уничтожить, несмотря на подтопление водами устроенного некогда злодеями в поймах-житницах равнинной Великой Волги водохранилища, ежегодно выносящего своими безжалостными водами на берег близ кургана фрагменты останков святых для России и Казанского края православных воинов…
***
А что же, скажете, наша русская православная церковь? Как «что» – служит, как и положено! В меру сил и возможностей священства, прихожан. А ещё – просвещает православных о наших святынях Казанского края. Но главное – хранит ПАМЯТЬ перед Богом и славными предками во всех храмах митрополии, совершая надлежащие заупокойные богослужения.
И, пусть в силу разных обстоятельств богослужения именно на Храме-памятнике проходят сейчас редко, но, вот, в нынешнем году 12 октября в Покровскую родительскую субботу по благословению митрополита Казанского и Татарстанского Феофана у Храма-памятника прошло заупокойное богослужение. Провёл его епископ Елабужский, викарий Казанской епархии Иннокентий, ему сослужило довольно многочисленное священство. Это первое за последние более чем сто лет епископское богослужение, прошедшее здесь – поистине важнейшее историческое событие.
Добраться сюда сейчас крайне сложно и неудобно, но и несколько десятков прихожан присутствовали, молились. Митрополия побеспокоилась обо всём: были привезены и розданы молящимся восковые свечи, пел хор профессиональных певчих. Кто-то из прихожан принес пирожки и яблоки, выдававшиеся после богослужения всем присутствующим с подноса, чтобы помянули с молитвой похороненных здесь православных воинов. Два катера МЧС обеспечивали безопасность мероприятия с воды.
Соборное «Вечная память!» неслось с эхом над водами Казанки как молитвенный призыв ко всей православной Казани, как воззвание потомков к упокоенным здесь воинам: «Мы, православные, помним вас и ваш беспримерный подвиг, и пока будет жив здесь хоть один русский православный человек – будем помнить всегда!» Владыка Иннокентий в завершение произнёс подобающую проповедь, после которой все присутствующие целовали крест, как бы утверждая: «Аминь!»
Событие важнейшее, но не долгое. И всё равно, даже в короткое время не обошлось без вызывающих досаду обстоятельств, хоть они и возникали на совершенно пустом месте.
Как и благословил митрополит Феофан, служили заупокойную литию «на материке», а не на самом Храме-памятнике, куда пробираться пришлось бы по щиколотку в воде. Оно и не мудрено, ведь показывать людям и прессе разруху, оставшуюся после ухода строителей с этого объекта, просто стыдно. Тем не менее, журналисты и несколько добровольцев после службы добрались до Храма-памятника, но там встретили непримиримое сопротивление некоего не представившегося человека в подряснике и с крестом на шее, оказавшегося здесь и запретившего находиться на территории храма и снимать. Кто уполномочил его «защищать» объект от прихожан и журналистов он так и не сказал, но было понятно, что «благословил» его явно кто-то из среднего звена руководства митрополии, а тех, в свою очередь, очевидно, по-чиновничьи «благословил» кто-то из среднего звена аппарата президента республики. Так сказать, как бы чего не вышло, хотя смысла в этой «защите» никакого не было, ведь фотографий отсюда, выполненных разными людьми, свободно посещающими территорию через сплошь дырявый жестяной забор, которым для проформы обнесён храм, опубликовано предостаточно. Да и, несмотря на добросовестного защитника известно, что охраняется с помощью автоматических электронных систем, только сама церковь внутри за дверями (там остались смонтированные леса, недописанные росписи сводов, коммуникации). А вокруг храма охранять совершенно и нечего – здесь лишь несколько десятков закаменевших мешков с сухими смесями, брошенных строителями ещё два года назад, хлам и пивные бутылки.
Несколько нервозно было всё вокруг события, уже на подступах к месту богослужения, звучали к активистам просьбы избегать политизации, «нельзя обидеть татар» … Хотя – к чему это всё наносное и совершенно не имеющее под собой почвы, существующее только в воспалённом чиновничьем мозгу по естественной его природе – то самое «как бы чего не вышло». Кстати, этих самых чиновников, особенно тех, на ком непосредственная ответственность за Храм-памятник, на месте не было. Не мудрено, ведь этим бойцам невидимого фронта, очевидно главная задача видится – вести непримиримый и незримый бой – с прихожанами, с активистами, да и с самими памятниками. Иначе откуда взяться на сайте митрополии среди прочей содержательной и важной информации о событии и недостоверной информации про «реставрационные работы» ?
«В настоящее время в храме Нерукотворного образа ведутся реставрационные работы.», «…, ведущиеся с 2014 года», хотя на самом деле начаты они десятилетиями раньше, но окончательных результатов нет, только деньги списываются.
«На данный момент выполнены работы по укреплению фундамента здания храма» – читаем далее. Но это «на данный момент» на самом деле закончено ещё более двух лет назад.
«Внутри храма продолжается штукатурка стен, прокладываются сети инженерно-технического обеспечения. Объект подключен к сетям электроснабжения» – на самом деле ничего там не «продолжается», всё закончилось тогда же, более двух лет тому назад.
И вся эта информация, увы, не подтверждающаяся фактами, перемежается фразами типа «к концу текущего года планируется», «окончательной реставрации», «появится возможность в следующем году при поддержке Президента Республики Татарстан и федеральных программ», «в перспективе планируется обустроить набережную, организовать доступ к храму, построив пешеходный переход».
Сколько ж можно, господа, а точнее, доколе?!
Говоря без эмоций но, по сути, очевидно, что такую справочку о «реставрации» объекта для вставки в публикацию митрополии (пока, между прочим, заслуженно авторитетного источника) подготовили ответственные чиновники в кабинетах Казанского кремля. Они же, очевидно, попросили местное довольно рейтинговое телевидение «Эфир» не давать подготовленного тележурналистами сюжета с места события, ни в передачах, ни в Интернете. Причём, не говорим о фрагменте, снятом непосредственно с Храма-памятника. Даже нейтральные комментарии священников и главного инженера Казанской епархии, данные на берегу и красивые картинки пышущей покоем и красотой окружающей природы и просторов водной глади «напугали» чиновников. В итоге весь тематический сюжет об историческом заупокойном богослужении у Храма-памятника на Покровскую родительскую заменили кадрами и репортажем … с кладбища, и ни слова об исходном смысле праздника!
И ведь у всех этих откровенно политических чиновничьих выкрутасов вокруг этого святого места и связанных с ним событий – есть непосредственные «отцы». И это вовсе не обязательно глава региона Рустам Минниханов или государственный советник Республики Татарстан Минтимер Шаймиев, под чьим патронажем по сложившейся практике лежат вопросы данного профиля. Это вовсе не обязательно и какие-то злобные татарские националисты, мешающие возрождению русских православных святынь и лукаво подзуживающие и в нужном им русле управляющие этими процессами. А есть целый «Комитет Республики Татарстан по охране объектов культурного наследия», есть региональное министерство культуры, есть, наконец, региональный кабинет министров с его главой. И, между прочим, можно в соответствующих высоких кабинетах встретить сейчас людей с чисто русскими фамилиями, возможно, и крестик нательный эти люди на себе носят. Чем же они руководствуются, кто они по своей сути? Лакеи, в усердии гнущие спины перед носителями антирусских и антироссийских идей, или просто из-за трепета перед начальниками иной национальности и веры, которые на самом деле может вовсе и не против, а даже очень бы хотели возрождения на Казанской земле русских и православных святынь?! Но как бы в издевательство на главной Интернет странице Комитета значится материал «Проект на реставрацию храма-памятника воинам, павшим при взятии Казани в 1552 году, будет готов в декабре». Под этим претенциозным заголовком не напечатано ни слова текстов. Лишь пять ни о чём не говорящих фотографий видов Храма-памятника из недавнего прошлого.
Политика властей в отношении Храма-памятника, вероятно, направлена на то, чтобы верующие, в конце концов, обратились к владельцу (на сегодня это Росимущество) передать проблемную церковь митрополии, и тем самым навсегда скинуть с себя эту тяжкую проблему. Но в митрополии Казанской и татарстанской, хоть и понимают – каково исходное предназначение этого места и самого Храма-памятника, думается, не готовы кидаться исправлять грехи государства, да и средства тут требуются – не по её возможностям. Так что пусть господа ответственные чиновники в своих кабинетах крепко думают, как в ближайшее время обеспечить Храму-памятнику и окружающей территории достойный его значению вид и содержание, исходя из статуса объекта и руководствуясь обещаниями главы региона.
***
В любом случае, нет сомнений, что всё наносное – уйдёт, а значение духовное и историческое Храма-памятника и святого захоронения под ним – останутся в веках, это неоценимо. И с погодой в этот раз повезло. Хоть и Покров всё-таки, вот-вот первый снег полагается, а тут – почти вёдро, бабье лето, ни ветерка, свечи всю службу горели в руках молящихся, их огня не задувало…
Говорят, владыка Феофан, когда благословлял заупокойное богослужение в этот раз «на материке», сказал, что вот, когда вода спадёт позднее, можно будет провести богослужения ещё, и уже на самом Храме-памятнике.
Что же, лиха беда начало! Да и вода, как полагается здесь в это время – уже спадает, вот-вот можно будет добраться до святыни посуху.

Михаил Юрьевич Щеглов, председатель Общества русской культуры Республики Татарстан, председатель Казанского отдела «Русского Собрания», кандидат технических наук


Источник tripadvisor.ru

Интервью телекомпании «Эфир» с помощником митрополита о. Владимиром Самойленко

Фото М.Ю.Щеглова

Октябрь 2019