политика зеленского – политична.

Политика Зеленского – политична. Он во много раз опаснее для Донбасса, чем Порошенко. Зеленский готов «задушить нас в объятиях»:

 

Время безразлично и неустанно как вихрь, как поток смывает все.. Человек, а вместе и человечество неотступно следует за временем. Прошло 5 лет как были созданы ДНР, ЛНР, напугавшие Кремль. Какие были ожидания! Но время не знает ожиданий. Из материалов беседы ИА Новороссия с политиком, общественным деятелем и основателем ДНР Андреем Пургиным, опубликованном в журнале «Русское слово» (ЛНР).

Сегодня Украина попала в очень странную ситуацию: она приняла огромное количество законов, ущемляющих права жителей Республики пять лет нагнетая антироссийскую истерию. Теперь же Киев не может сделать даже микроскопические шаги в сторону мира. При любой попытке на Украине возникает множество спекулятивных сил, которые пытаются преподнести это как определенное поражение. Поэтому Зеленский и компания маневрируют. Им на сегодняшний день важно заменить название «формулы Штайнмайера» на «формулу Зеленского».. Есть один хороший политик, который очень тонко подметил: если просто поменять местами слова и назвать ее «формулой Зеленского», то Украина это подпишет. Здесь принципиальный вопрос – политической целесообразности и политического лица Зеленского. Именно за это идет определенная бойня, потому что Зеленский боится радикальных протестов, боится вовлечения улицы и т.д.

Вместе с тем и республики испытывают определенный коллапс – это очень плохое управление теми ресурсами, которые у нас есть: произвол чиновников, оторванность власти от народа. Отсутствие местных выборов привело к тому, что власть и население – это два разных народа, живущие в разных измерениях. Безусловно, это раздражает население, у нас огромный протестный пассивный потенциал и большой антирейтинг сегодняшней власти.

Вы нигде не услышите никаких стратегических планов, идеологических инициатив, объяснений – что мы вообще строим и какое устройство нашего государства. У нас что – республика, папократия, полицейское государство? У нас население не знает, что мы строим. Ведь мы сейчас находимся между молотом и наковальней: наш нерешенный статус делает Россию наковальней, а Украина является тем молотом, который бесконечно по нам лупит.

Такая ситуация опасна для Республики. Армия не может быть оторвана от народа. Нужно понимать: в каком состоянии находится народ – в таком и армия. Если люди находятся в психологически разобранном состоянии – это является прямой опасностью для Республик в состоянии войны с Украиной. Если по Минским соглашениям будут проведены местные выборы, то нас ждет протестное голосование за украинские партии. Это грандиозные риски для Республики. Мы можем получить донецкий горсовет, который приедет со стороны Марьинки (город к северу от Донецка, находящийся под контролем Киева – прим. ред.), пересекая линию соприкосновения под украинскими флагами.

Самое главное – какое будущее? Те люди, у которых есть дети, а также молодёжь с определенными навыками – все хотят понимать, какое будущее они получат у себя дома. Если они не будут видеть этого будущего, то лучшие люди Республики будут ее покидать. Государство— это прежде всего люди, а не власти и другие «фишечки», в которые кто-то играет.

Мы полностью отказались от идеологической матрицы. Поэтому идей 2014 года нигде нет. Они не представлены ни во властных структурах, ни в медийно-государственной сфере. Ведь у нас частных СМИ не существует – в Республике они запрещены. Поэтому мы получили безыдейное общество. Повестка оборонительная. На нас действительно нападают, но это нападение переведено в гибридное состояние и оно просто изматывает население. Из-за отсутствия идей нет и положительной повестки развития Республики. Есть повестка отрицательная. У нас по четным – война, по нечетным – не война. Когда власть уличают в неадекватности, в роскоши и шике, то всегда вспоминают: «ну что ж мы будем только войной жить». Как только поднимают этот вопрос, то сразу власть отвечает: «это работа на врага, вы все шпионы СБУ, и как же в войну можно задавать такие вопросы?» Это очень удобная позиция, которая породила депрессию, неверие и дезориентацию. Самое главное здесь — дезориентация. В таком состоянии общество может пойти на протестное голосование.

Если сравнивать ситуацию с 2014 годом, когда люди ломились на участки для голосований и поддержали независимость от Киева, а в дальнейшем могли поддержать и вхождение в состав России, то пророссийская повестка очень сильно охлаждена и самой Россией, и внутренними действиями правительств Республик. Причем меня удивляет, почему Россия не влияет на такие действия.

Была вероятность эмоционального подъема из-за выдачи российских паспортов. Но, к большому сожалению, Путинский указ был полностью нивелирован, извращен и превращен в посмешище властями Донецкой Народной Республики. На сегодняшний день «гора родила мышь»: всего порядка 30 тысяч человек получили новые документы. Причем, это не те люди, которые должны были получить паспорта по духу указа. Указ носит гуманитарный характер. По словам Владимира Путина, военнослужащие должны были получить российские документы чуть ли не последними. А на сегодняшний день— ровно наоборот. Вы не найдете пенсионеров или инвалидов, которые получили паспорта. Их выдали как раз тем, кого гуманистическая составляющая волнует меньше всего. На сегодняшний день повестка движения в сторону России является спекулятивной. Повесили российские флаги —и замечательно (их до этого негласно запрещали). Население попало в турбулентную зону, и оно дезориентировано.

Сама система управления Республикой неживая. Ни одна система не может существовать в том формате, в котором она находится сейчас: без совместных органов власти с полным отрывом от населения. В 2014 году была разработана временная схема, которая должна была в марте 2015 продолжать развиваться. Но потом получилось как в поговорке: «нет ничего более постоянного, чем временное».

Временная схема должна была привести нас к местным выборам и постепенному переформатированию государства в народное (когда народ ощущает себя единым с властью). Но этого не произошло. У нас залипла временная схема 2014 года, которая была принята в качестве механизма для развития государственного аппарата ДНР.

Сегодняшняя схема неживая. Полный беспредел чиновников, тотальное полицейское давление, беспредельный комендантский час, который сократили, а затем вернули обратно. Полицейское государство и чиновники существуют отдельно от народа.

В 2014 году речь шла о приходе народной власти, люди взяли оружие: они, по сути, и должны были образовывать эту самую власть. Но у нас нет даже статуса для тех людей, которые в 2014-15 годах с оружием в руках строили Республику.

Мало того, огромное количество людей осуждено по мирным законам – они же не являются ополчением, поэтому их и судили по мирным законам – это правовой беспредел. По сей день это не решено. Мало того, на те события нанесено столько мусора, что массовый подвиг превратили непонятно во что. Это идеологическая диверсия.

Тот же Порошенко провел амнистию. Там простили всех, кроме настоящих людоедов, которые убивали мирных жителей ради забавы. Там огромное количество законов. Более того – у них есть отдельное министерство по людям, которые начали воевать с нами в 2014 году. У нас ничего этого нет.

Основное отличие режима Зеленского от режима Порошенко в том, что Порошенко – это такой «людоед», который рассказывал, что они должны добить Донбасс, это повестка абсолютного геноцида, нанесения максимального урона Донбассу. Но она абсолютно прямолинейная. Это «милитариповестка» максимального нагнетания внутренней истерии. Все, кто не в строю, – враги, причем это очень сильно напоминает ситуацию у нас сейчас в Республиках. Потому что любые оппоненты клеймятся как пособники СБУ и враги народа, которых нужно арестовать, посадить на всю жизнь. При этом не нужно обращать внимание на футболки по 500 долларов и часы за 30 тысяч долларов, которые носят наши обычные чиновники. Эта повестка абсолютно «животная», это дегуманизация Донбасса в принципе.

Политика же Зеленского – политична. Он во много раз опаснее для Донбасса, чем Порошенко. Зеленский готов «задушить нас в объятиях»: хочет вернуть выплаты пенсионерам, снять блокаду, отвести вооружение и войска. Они построили телевышку вблизи линии соприкосновения. Фактически они пытаются укрыть территории Республики качественным проукраинским контентом на русском языке.

Безусловно, нашу зависшую ситуацию, когда народ и власть не едины, использует враг. Мало того, Зеленский демонтирует социальное государство, как это делали в Грузии, и получает картбланш на свою деятельность. Ведь он проводит глубокие реформы и убирает надоевшую старую элиту. Он, в общем, производит смену элит. Новая молодая украинская элита имеет картбланш от населения, которое ожидает от нее улучшений: им предоставляют кредит доверия, который на сегодняшний день является заманчивым и для нашего населения.

Жители Республики начали отслеживать украинскую повестку. Причина тому, в частности, флешмоб с призывом к Зеленскому, который доказал, что возврат на Украину возможен. И мы получили обратную реакцию. Нашему населению нравится популизм Зеленского и направленность его команды на коренные изменения. Жители Республики еще не знают, что через 5-7 лет Украина демонтирует социальное государство и там произойдет то же, что и в Грузии: однажды выяснилось, что пенсий нет, а 40-50% населения являются людьми, которые завтра исчезнут, как дым. Государство просто их не заметит. Потому что государство не для людей, а для собственного существования. Демонтаж социального государства даст Зеленскому определенный ресурс, который будет создавать ощущение хороших перемен и движения вперед. Хотя на самом деле это окончательный демонтаж советского социального государства на Украине.

Украина стала умнее. Позиция Порошенко никакого особого ума не несла. Люди сознательно себя загоняли в культурную и понятийную повестку. Здесь произошел откат от украинского нацизма, который уверенно строился в стране. Потому что эти нацисты стали страшны не только донецкому обывателю, но уже и полтавскому.

Политика Зеленского стала политической. Политика – это всегда определенные соревнования. После бескомпромиссной позиции Порошенко, Зеленский для нас опасен тем, что он предлагает поиграть нам в политику, а у нас этим заниматься некому. У нас нет политического класса – мы к этому не готовы.

Зеленский вбивает клин между населением и властью. Это у него очень легко получается, потому что у нас между населением и властью пароход может проплыть. У нас огромная разница между этими слоями. Нужно быть просто идиотом вроде Порошенко, чтобы этим не воспользоваться. Зеленский — технологический человек, который пришел с новой командой, и эти люди начинают заходить в пропасть между населением и властью. Это сразу дает плоды, а во властных кабинетах, кроме истерики, пока ничего не вызывает.

Власти Республик не отвечают на вызовы, которые на них идут со стороны Зеленского и мирового сообщества, занимающегося этим вопросом. Они не готовы качественно отвечать и реагировать на ситуацию. Они не готовы к смене правил. Правила изменились, а у нас все осталось по-прежнему.

В случае проведения выборов, местные органы получат беспрецедентное количество власти, которое не имели никогда. На Украине выборы в местные органы власти имели микроскопическое значение. При унитарной модели, которую приняли на Украине, местные органы власти были не нужны. В облсовете Донецкой области сидели люди из общественных организаций. Это странные люди, которые нацепили на себя значки с надписью «депутат областного совета» и ходили в зал заседаний. В нашей ситуации местные выборы сформируют настоящую власть, которая несет полную ответственность. Это краеугольный камень взаимоотношений власти и народа. К большому сожалению, это мало кто понимает. Жить в ситуации, когда у нас есть настоящие местные советы, нам пока что не доводилось.

Безусловно, выборы в местные органы власти, которые пройдут на территории Республик – это тайна, которую скрывает наша сегодняшняя власть. Эти выборы – самое серьезное, что может произойти в Республиках. Местные органы получат беспрецедентное количество власти, которое не имели никогда. Местная община сможет распоряжаться землей, автовокзалами, влиять на огромное количество вопросов – власть будет в шаговой доступности. Мы этого со времен Советского Союза не знали. Если Минские соглашения выполнят, то райсовет станет базовым органом власти, от которого плодится и все остальное.

ЕС и Украина, настаивают на проведении этих выборов в один день с украинскими. Это очень вредно политически. Уже нарастают риски того, что эти выборы проведут в один день. Озвучиваются апрельские сроки. Мы попадаем в зону турбулентности, в зону огромных рисков. Первый риск — огромное протестное голосование до 50%. Антирейтинг власти, который сейчас можно отследить по соцсетям, достигает отметки 70-80%. Да, это эмоциональная оценка людей инкогнито, но общий тренд очевиден. Это огромное протестное голосование, а учитывая, что на Украине находится около 800 тысяч перемещенных из Донбасса людей – они получают пособие, государство знает, где они живут и как их найти. Украина способна мобилизовать дополнительно 800 тысяч голосов для местных выборов.

Если мы пойдем по украинской модели (партийным спискам), это может иметь катастрофический результат для Республик. Протестное голосование может вылиться в поддержку какого-нибудь Шария. Оппозиционный Медведчук – здесь тоже не панацея. Он выражает интересы Украины, и его партия не является пророссийской.

Остается надеяться на концепцию полного мажоритарного голосования, когда каждый депутат является мажоритарщиком. Тогда депутатам необходимо будет иметь ценз оседлости – то есть последние 3-5 лет жить на территории Республик. Очень надеюсь, что наша делегация в Минске сможет отстоять ценз оседлости и мажоритарные выборы. Тогда мы будем выбирать из тех людей, которые живут последние 3-5 лет на территории Республики и разделили с нами все тяготы войны. Тогда протестное голосование не очень страшно. Разве что, возможно попадание случайных людей в местные органы власти. Это такие себе «парашютисты» – те люди, которые находились все время на территории Украины. И они способны попасть в местные органы власти.

Идеальный вариант для нас – провести местные выборы в разные дни с Украиной: мы должны отстаивать нашу позицию независимости от Украины и не должны попасть в ловушку единого дня голосования. Этот вариант для Республик наиболее приемлем.

Запись опубликована в рубрике позиция. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *