очередная «победа» над искусством

Открытое письмо губернатору

«Губернатору Нижегородской области Никитину Глебу Сергеевичу от петербург­ского режиссера Милкова-Товстоногова Вадима Георгиевича, поставившего в Ниже­городском оперном театре им. А.С. Пушкина шесть спектаклей («Пиковая дама», «Мадам Баттерфляй», «Русалка», «Отелло», «Чародейка», «Жизнь за царя» — в Ко­строме на открытой площадке силами артистов нижегородского театра).

«Что же Вы натворили?» (В. В. Путин.) С этими словами нашего президента хочет­ся обратиться к губернатору Нижегородской области господину Никитину Глебу Сер­геевичу. Что же Вы натворили, назначив руководить нижегородским театром оперы и балета, третьего после Москвы и Петербурга города, некомпетентную, полупрофес­сиональную директорию, для которой опера — это «токсичный актив» (цитата А.С. Югова), и госпожу Н. Преподобную? Последняя, в отличие от Е.А. Фурцевой, не про­пустившей ни одной премьеры в Большом театре, после второго акта оперы «Аида», с ужасом узнав, что их аж четыре, бежала из театра, как Мопассан от Эйфелевой башни, которая якобы давила на него своей пошлостью. Рассказывают, Вам понра­вился балет «Японские этюды» на музыку Шопена. Мне «Этюды» тоже понравились, когда еще 50 лет назад их показал в Ленинграде «Нью-Йорк Сити Балет» под руко­водством Дж. Баланчина в хореографии Дж. Роббинса. В Нижнем Новгороде Вам показали практически ту же постановку с незначительными правками. Могу заметить только, что в 1970 году она производила более глубокое впечатление.

Ничего плохого не хочу сказать о режиссере, заместителе директора по опере. Я не видел ни одного его спектакля. Я даже не знаю, у кого этот человек учился. Но не у Бориса Покровского точно, иначе ему не пришла бы в голову мысль ставить спектакль на непонятном зрительской аудитории языке Когда-то великие русские просветители, борясь за публику театра, перевели все оперы па русским язык. Петр Ильич Чайковский создал гениальный литературный текст оперы «Свадьбы Фигаро». Не иначе, в Нижнем Новгороде возникла большая итальянская диаспора, которой новая директория решила угодить, доставить особое удовольствие. В свое время В.А. Гергиев собирался ставить оперу «Свадьба Фигаро» в оригинале, но увидев, как началось массовое бегство зрителей из зала Мариинского театра, заставил труппу переучить оперу по-русски.

Что же Вы натворили, господин губернатор? Почему доверились Вашим непро­фессиональным А.С. Югову, Н. Преподобной, назначив совершенно некомпетентных людей руководить театром оперы и балета? А знаете ли Вы. что В.А. Гергиева вы­бирал коллектив Мариинского театра? А знаете ли Вы, что за Дж. Ливайна — художе­ственного руководителя «Метрополитен-оперы» — голосовали актеры театра? Вен­ская опера голосовала за Герберта фон Караяна. В «Ла Скала» коллектив выбирал Рикардо Мутти. А знаете ли Вы, что 90 процентов работников театра оперы и балета имени Пушкина проголосовали бы за другой состав дирекции, которую Вы почему-то не приняли? Почему Вы не познакомились со всеми желающими сотрудничать с теа­тром? Из всех кандидатов Вы выбрали самую невзрачную, самую посредственную личность, которая не является даже профессиональным дирижером.

Я не буду перечислять все ошибки, совершенные новым директором. Газета «Ле­нинская смена» Вам подробно о них поведала. Здесь, в Петербурге, через нее, и не только через нее, мы видим, что творится у вас, Глеб Сергеевич. Вы, как человек умный, должны признать, что в выборе руководства театра совершена ошибка. Было бы замечательно, если Вы нашли бы в себе силы расстаться с профнепригодной директорией. Практически все артисты театра только этого и ждут.

Иначе мне ничего другого не останется, как пожелать Вам очередных побед над ИСКУССТВОМ!»

Лауреат международных конкурсов, премии «Золотой Арлекин», Сегедских международных театральных игр в Венгрии,

«Венецианской маски»

Вадим МИЛКОВ-ТОВСТОНОГОВ

Запись опубликована в рубрике культура. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *