Зачем госпиталь на ВДНХ?

За последние 10 лет правительство Москвы сократило число коек в больницах практически в 2 раза: с 80 до 40 тысяч. По словам мэра столицы Сергея Собянина, это было сделано прежде всего в целях экономии: за счет сокращения числа медицинских работников оставшимся удалось повысить зарплату до 140 тысяч. Однако закрытие больниц, которым Собянин гордился еще в своем выступлении в Мосгордуме в декабре минувшего года, в период пандемии обернулось кризисом всей системы здравоохранения. Огромные очереди из скорых, перепрофилирование стационаров под коронавирусных пациентов и, как следствие, отмена всех плановых операций – все это стало результатом острой нехватки тех самых сокращенных коек. В итоге властям Москвы пришлось открывать временные госпитали в не приспособленных для этого помещениях – например, в 75-м павильоне ВДНХ. Мы решили проехать по адресам закрытых больниц и понять, как использует город освободившиеся в результате оптимизации площади. Оказалось, что никак. За 2 часа мы смогли найти несколько тысяч койкомест, большинство из которых находится в пустующих и постепенно разрушающихся зданиях. Самым ярким примером стала бывшая ГКБ №6, работавшая в столице еще с 1873 года. Сам же ее комплекс зданий, расположенный на Новой Басманной улице, 26, успешно пережил даже пожар 1812 года – но, по всей видимости, не переживет Сергея Собянина. Корпуса, как признанные памятниками архитектуры, так и современные, ветшают, внутри царит мерзость запустения. А посетители (зайти с улицы за отвалившиеся щиты может любой желающий) ностальгически могут полистать завалявшиеся среди обломков мебели медицинские документы. Причиной закрытия многопрофильной больницы в 2015 году послужила, по заявлениям чиновников Депздрава, ее «нерентабельность»: впрочем, за пять лет рентабельность постепенно разваливающегося здания в самом центре исторической Москвы явно не выросла. При этом приложение Департамента культурного наследия «Узнай Москву» продолжает считать больницу действующей. Сходная судьба ждет и другие осмотренные нами закрытые в целях экономии медицинские учреждения, в частности филиал ГКБ 71 на улице Багрицкого, в Можайском районе: клинический корпус и роддом, окруженные некогда роскошным, а сейчас пришедшим в запустение парком. Учитывая, что в окрестностях больницы построено много элитного жилья, о причинах «нерентабельности» легко догадаться. Символом «оптимизации» здравоохранения служит и его самый известный пример – здание бывшей ГКБ 24, Ново-Екатерининской больницы, на Страстном бульваре. Людей здесь лечили с 1828 года, но при позднем Лужкове и раннем Собянине оказалось, что здание категорически устарело. Все отделения выселили на Писцовую улицу, подальше от центра, между «Дмитровской» и «Савеловской» станциями метро, а в больницу после долгих раздумий перевели Мосгордуму. Эффективность парламента, одобряющего все решения мэрии, горожане могут оценить, вспомнив лето 19-го года, когда попытка оппозиции попасть туда обернулась политическими репрессиями. Добавим, что в Европе исторические здания больниц зачастую продолжают функционировать по прямому назначению: в качестве примера можно привести венецианскую больницу святых Иоанна и Павла, являющуюся как действующим госпиталем, так и туристической достопримечательностью. В Москве же больницы, которым не повезло оказаться в центре, объявляются неэффективными и закрываются: видимо, в Коммунарку пациентов везти ближе.

Алексей Обухов

Если вы хотите помочь проекту SotaVision: https://donationalerts.ru/r/sota_vision Карта Сбербанка: 4817760237727932 Яндекс.Кошелек: 41001502944105 PayPal: sotadonation@gmail.com WebMoney: Z207958641009 E723062735539 R150693051785

Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.